Пожар в клубе "Хромая лошадь": причины пожара, число жертв. «У нее сознание грудного ребенка»


Жертвы трагедии до сих пор не могут поделить компенсацию

Пятое декабря — черная дата Перми.


“Хромая лошадь” унесла в могилу 156 человек. Растоптала тысячи судеб. Оставила сиротами больше 20 детей.


И если кто-то до сих пор верит, что время лечит, — ошибаются… Боль не утихает. И тайн вокруг этой трагедии не становится меньше.


Как большие деньги затмили разум пострадавших, почему выжившие на пожаре завидуют мертвым, как живут сегодня семьи обвиняемых и чем закончилось собственное расследование сотрудников “Хромой лошади” — в материале специального корреспондента “МК”.

“Из-за денег готовы убить друг друга”


В первые дни после трагедии пермяки, которые потеряли своих близких, стали одной сплоченной семьей. Эти бесконечные разговоры у морга, слезы, воспоминания… Хорошо помню, как две незнакомые женщины обнялись на пороге горбольницы и долго рыдали на плече друг у друга. Казалось, с этого момента они всегда будут вместе.


Но прошло время…


И горе разобщило людей. Это случилось в тот момент, когда настала пора делить деньги.


Вскоре после пожара государство выделило родственникам погибших по 500 тысяч рублей.


А потом несколько пермяков на добровольной основе организовали благотворительный фонд, куда на протяжении нескольких месяцев поступали денежные средства от обычных людей. За это время казна пополнилась на 21 миллион рублей. И вот пришел срок делить собранные средства.


— На днях всех потерпевших — тех, кто потерял близких, и тех, кто оказался в больницах, собрали в пермском ДК. Организаторы фонда объявили о своем решении — 3—4 миллиона разделить на семьи, в которых дети лишились родителей. Оставшиеся деньги думали разделить поровну на остальных, — поведала свидетельница того собрания. — Что тут началось! Люди стали кричать, что это несправедливо, ведь кто-то из посетителей “ХЛ” отделался легкой царапиной, а кто-то стал инвалидом. Одни потеряли кормильца и лишились всего, а у других никогда не было материальных проблем — зачем им деньги? Знаете, у меня там погибла единственная дочь, но мне было стыдно за людей, которые обвиняли организаторов фонда в мошенничестве, утверждали, что они присвоили себе часть денег, их оскорбляли, унижали… Люди с ума посходили! Уже не было слез, их место заняли крики и скандалы. Но ведь для нас и так много сделали — нам оказывают бесплатное лечение, выделяют путевки в дома отдыха, гасят кредиты. А людям все мало! Они считают, им теперь все обязаны… Фонд думали закрыть в июне. Но в связи со сложившейся ситуацией прикроют раньше. Ребята из фонда считают, что работать в таких условиях невыносимо. Мне кажется, они уже пожалели, что начали помогать людям. Недаром говорят: не делай добра — не получишь зла!


Не только за благотворительные деньги ведется война. Компенсацию от государства тоже делили с боем.


…После смерти 21-летнего администратора “Хромой лошади” Сергея Жижина его беременная жена Юля осталась без средств к существованию. Она не получила ни копейки за потерю кормильца. Потому что потерпевшими признали родителей молодого человека.


— На сороковины Сергея Юля родила девочку, — рассказали подруги девушки. — Сейчас она живет у себя на родине в Верещагине, за 110 км от Перми. Родители мужа не признали внучку. И о выданной им компенсации в 500 тысяч рублей не оповестили сноху. Самой Юле не до этого было. Роды прошли тяжело, сказались нервные срывы… Девочка Алиса родилась с серьезной патологией — у нее “не работает” ножка. Недавно мы заставили Юлю обратиться в прокуратуру, где ее все-таки признали второй потерпевшей. Тогда она связалась со свекровью. Та, видимо, не хотела делиться деньгами и предложила девушке купить комнату в общежитии Перми. Юля отказалась. И женщина вынуждена была отдать ей только половину компенсации.


Тогда как всем потерпевшим сейчас выдают путевки в санатории, Юле отказали. Девушке предложили ежедневно посещать пермский стационар вместе с больным ребенком.


— Но у меня нет такой возможности. Как я буду ездить с грудным малышом каждый день за 110 км? — разводит руками девушка. — Жить мне в Перми негде. Родственникам мужа я не нужна. У меня больше не осталось ни сил, ни здоровья. Как-нибудь сами выкарабкаемся…


Участвовать в дележе благотворительных денег Юля отказалась. Так и сказала: “Неудобно как-то. Мне и так уже много выплатили…”


…Вторая история — о бывшем муже погибшей Лили Калашниковой.


— Лиля развелась с мужем два года назад. У нее остался сын Ромка. Отец в воспитании ребенка не участвовал. Зато объявился сразу после смерти Лили, — рассказывают друзья погибшей. — Изначально потерпевшей признали маму девушки. Но вскоре в прокуратуру явился муж с адвокатами и с заявлением, что ребенок остается на его попечении. Затем он оформил пособие по потере кормильца. Получил свои 250 тысяч рублей (половину денег оставили матери Лили). На похороны жены он не дал ни копейки. Сейчас его сын Ромка живет с бабушкой, никаких денег от отца они не видят. По слухам, часть полученных средств молодой человек уже пропил.


…Гражданский муж погибшей Ирины Лимоновой тоже забыл о своей гражданской позиции, когда речь коснулась денежных выплат.


— Родители Ирины жили в Питере. После ее смерти они переехали в Пермь, чтобы поднимать здесь внука Кирилла, — поведали нам коллеги Лимоновой. — Муж забрал себе часть компенсации, но ребенка не воспитывает и опеку не торопится оформлять. Причем другим тоже не позволяет. Наверное, ждет — вдруг еще какие деньжата капнут.


Практически полностью лишили компенсации и 8-летнюю дочь скончавшегося в больнице Александра Оверина. Потерпевшими признали родителей молодого человека.


А на похороны сироты Маши Байрашевой государство не выделило ни копейки. Потому как опекуна у девушки не нашлось. Кого признавать пострадавшим?


— Маша жила в глухой деревне. Закончила техникум и осталась в Перми, где снимала комнату, — рассказывают коллеги погибшей. — Когда мы узнали о ее смерти, обратились в организацию, где выдавали компенсации. Просили хоть сколько на гроб. Нам отказали. Тогда все ее коллеги скинулись и похоронили девушку на собственные средства…

“Лучше оказаться среди мертвых, чем так жить”


Тех, кто спасся на пожаре в “ХЛ”, называли счастливчиками. Но сегодня далеко не все рады, что вышли из огня живыми. И выписка из больницы для некоторых звучит скорее как приговор, нежели вздох облегчения.


— У некоторых девчонок, которые вышли из клиники, оказался поврежден мозг. Теперь они обречены всю жизнь провести в инвалидном кресле, — поведали нам пермяки. — Например, недавно выписали двух девушек... Мама одной так и говорит: “Моя дочь как растение. Глаза пустые, смотрят в разные стороны, рот приоткрыт. И не знаешь что лучше… Надеялись на чудо… Но нам сказали, что мозговая деятельность не восстанавливается”.


…Катя Зеленина 2,5 месяца провела в коме. Все это время она находилась в одной из столичных клиник.


Врачи сразу сказали: шансы невелики… Муж Кати Алексей бросил работу в Перми. Перебрался в Москву, чтобы находиться рядом с женой. Молодой парень ночевал на кресле в приемном покое.


Время для Алексея остановилось. Но никаких изменений не было. Тогда мужчина пригласил к Кате священника. На следующий день девушка пришла в сознание.
Сейчас Зеленины вернулись в Пермь. 500 тысяч рублей, которые правительство выделило пострадавшим, Алексей тратит на лечение жены.


— Раньше Катя была общительной, хохотушка, а как она пела! Теперь у нее проблемы с дикцией, она не может сама себя обслуживать, даже собственному ребенку не хочет показываться. Алеша говорит, что совсем не узнает ее, хотя он сам тоже сильно сдал, — делятся знакомые Зелениных. — Поначалу он оставлял записи на своей страничке в социальной сети, обращался к Кате: “Сегодня мне сказали, что у тебя ресничка дрогнула, ты пальчиком пошевелила”. А сейчас Леша замкнулся в себе, перестал общаться с друзьями и как зомбированный твердит: “Я все сделаю сам, помощи не надо”. Когда родственники решили открыть счет на имя Кати, он стал кричать: “Никаких денег не надо, что скажут люди?! От позора не отмоешься! Деньги кончатся, я сам буду думать, как заработать!” Конечно, ему нужна помощь психолога. Его мама ревет с 5 декабря, каждый день, а сколько еще придется…


— Я не представляю, как мы справимся со всеми проблемами, — рыдает мать Светланы Нина Рудакова. — За полгода до трагедии я оформила ипотеку, и купили квартиру в Перми. Мы жили вчетвером. У меня маленький ребенок, старшая Света и ее малыш. Тогда как всем потерпевшим погасили кредиты, нам отказали. Объяснили, что ипотека на мне, а я не являюсь пострадавшей. Теперь моя Света на инвалидности, я тоже не могу выйти на работу — на моих руках двое маленьких детей. Да и Свете нужен постоянный уход. Если у нас заберут квартиру, мы останемся на улице!


…Сегодня в больницах остаются четверо человек, выживших при пожаре в ночном клубе. Их состояние врачи оценивают как крайне тяжелое.

Сгоревший клуб назвали в честь исполнительного директора


После страшного пожара в Перми Президент России Дмитрий Медведев на всю страну заявил: “Виновных наказать по всей строгости закона”. Но действительно ли все виновные оказались за решеткой?


Сегодня в пермском СИЗО пять человек. Владелец сгоревшего заведения Анатолий Зак, главный государственный инспектор пожарного надзора Пермского края Владимир Мухутдинов, пиротехник Сергей Деребенев, арт-директор клуба Олег Феткулов и исполнительный директор Светлана Ефремова.


Родственники всех этих людей по-прежнему не выходят на связь с прессой. Адвокаты тоже ведут себя осторожно: “Боимся лишним словом повредить подзащитным”.
На днях я познакомилась с людьми, которые имели непосредственное отношение к “ХЛ” в разное время. Большинство из них работали в клубе до последнего дня. Это обычные повара, посудомойки, уборщицы, официанты. Сегодня они впервые согласились рассказать о своей непосредственной начальнице Светлане Ефремовой. И они готовы выдвинуть собственную версию трагедии.


— Светлана Петровна начала заниматься ресторанным бизнесом в начале 90-х. В 1991-м она стала директором общепитовского предприятия ООО “Европейский” под руководством тогдашнего мэра города Юрия Трутнева. Ефремова сама занималась кадрами и воспитывала сотрудников с нуля. Как правило, это были выпускники техникума общественного питания. В итоге она собрала грамотный коллектив, с которым не расставалась долгие годы.


Тогдашний “Европейский” не уступал современной “ХЛ”. А Светлану Ефремову называли королевой ресторанного бизнеса.


— Светлана Петровна считалась грамотным управленцем, к рабочему процессу подходила с полной ответственностью, радела за каждую мелочь, — продолжают собеседники. — У нее работали квалифицированные повара и лучшие кондитеры города. Она лично следила, чтобы выход блюд в ресторане соответствовал норме, а это многое значило. В “Европейский” приезжали стажироваться и повышать квалификацию повара из других стран. Например, одно время у нас работали итальянец и француз. Также Ефремовой удалось наладить отношения со звездами отечественной эстрады — у нас выступали Лолита и Кристина Орбакайте. К персоналу Светлана Петровна относилась с уважением, ни на кого не повышала голос. Сама всегда пребывала в отличной форме, с прекрасным настроением, улыбка не сходила с ее лица. Всем казалось — вот как должен выглядеть передовик производства.


В 2001 году “Европейский” закрыли. Тогда Ефремова открыла собственную кондитерскую “Пышка”.


— Однажды к ней пришли ныне покойный Александр Титлянов, Анатолий Зак и Берлявский. Эти люди решили открыть ночной клуб. Понимали, что только Ефремова со своим опытом работы способна раскрутить новый ресторан. Светлана отказалась. Но они каждый день ей звонили, постоянно наведывались в “Пышку”. В итоге женщину уговорили. А знаете, как появилось название клуба? Однажды Светлана Петровна сломала ногу, и кто-то из них сказал: “Ты работаешь как лошадь, а теперь стала хромой лошадью”. Вот так в честь Ефремовой и назвали сгоревший клуб…


В “ХЛ” Светлана Ефремова привела весь свой прежний коллектив.


— На Ефремовой была вся кухня! Но пожарной безопасностью она никогда не занималась. Хотя стоит заметить, что техника безопасности в “Лошади” была на высоте! Там через каждый метр стояли датчики дыма. “ХЛ” по праву считалась лучшим увеселительным заведением города. Ефремова все силы отдавала ресторану — лично проверяла работу поваров, дегустировала блюда. Домой уезжала после 3 часов ночи. В отличие от учредителей ресторана она никогда не позволяла себе веселиться с посетителями. Из-за такой нагруженности Светлане Петровне пришлось пожертвовать личной жизнью — она не вышла замуж и не родила детей.


Через 2 года один из учредителей “ХЛ” продал свою долю акций некоему Константину Мрыхину. (После пожара скрылся, на данный момент находится в розыске. — Авт. )


— Вскоре у Ефремовой и Мрыхина закрутился роман. Она хотела родить ему ребенка. Не получилось… В 2003 году Константин начал настаивать на смене коллектива. Для начала он привел своего главного бухгалтера и заведующего производством. В итоге почти вся преданная команда Светланы Петровны ушла из “ХЛ”. А в 2004 году она продала Мрыхину какой-то процент акций заведения. Этого он от нее и добивался все годы. После чего Константин бросил Ефремову и женился на молоденькой девушке. Потребовалось время, чтобы Светлана Петровна пришла в себя. И тогда она стала обзванивать прежних сотрудников с просьбой вернуться обратно в “Лошадь”. Мы не подвели ее, вернулись. Так что все, что происходило в клубе, мы знаем не понаслышке. Ефремова была лишь пешкой в этой компании. Все решения принимали три человека — Зак, Титлянов и Мрыхин. Что касается фейерверков, Светлана Ефремова была категорически против этого мероприятия. Но Зак настоял. Конечно, он не мог предвидеть трагедии… Да и теперь мы уверены, что виной всему не пиротехника…


Люди, которые рассказали эту историю, боятся называть свои имена. Но сейчас они хотят одного — защитить исполнительного директора.


— У Светланы Петровны в городе осталась пожилая мама. Она перенесла три инфаркта и три инсульта. Пенсионерка не может выйти из дома, еле-еле передвигается по квартире, за ней нужен постоянный уход. Она ведь не смогла даже прийти на свидание с дочерью. После той трагедии квартиру Ефремовой пытались поджечь. Поэтому сейчас около ее дома дежурит круглосуточная охрана. Светлана Петровна предлагала продать кондитерскую “Пышку” и отдать вырученные 15 миллионов рублей пострадавшим. Но ее почему-то не услышали! Ефремова сидит в камере на 22 человека. Практически ни с кем не общается, отказывается от еды. А еще она просит прощения у всех, кому эта трагедия принесла столько боли и слез.


Адвокат Светланы Ефремовой Вадим Маценко говорит: “Официальная комиссия заявила, что люди погибли именно из-за газа, который выделял пенопласт. Но при чем тут Ефремова? Когда она пришла в клуб, помещение было уже построено. И комиссия, которая принимала к эксплуатации заведение, дала добро. Но никого из членов той комиссии не призвали к ответственности. Светлана Петровна отвечала только за кухню. То, что ее имя стоит под строчкой “ответственный за пожарную безопасность”, — пустая формальность. Ее именем затыкали все дыры. На данный момент следствие еще не закончено. Ждут, пока все пострадавшие выйдут из больницы. Думаю, через пару месяцев начнутся судебные заседания…”


После трагедии сотрудники “Хромой лошади” провели собственное расследование.


— Мы утверждаем, что в “ХЛ” имелись и огнетушители, и датчики дыма, и пожарная сигнализация. Недавно нам удалось пообщаться с сотрудниками правоохранительных органов. Те рассказали, что у “Лошади” было много конкурентов и завистников. Один из конкурентов очень хотел, чтобы “ХЛ” закрылась на ремонт именно на Новый год, чтобы переманить к себе клиентов. Ведь в нашем клубе все места на 31 декабря были раскуплены еще в начале ноября. Тогда как другие клубы пустовали. И вот этот конкурент решил припугнуть народ именно на день рождения “ХЛ”. Вроде как подговорил одного рабочего по поводу проводки… Там ведь действительно сначала произошел взрыв, нашего повара аж до самой раздевалки откинуло. Конечно, кто все это затеял, не думал о таких последствиях… Имя конкурента мы пока не можем назвать. В милиции просили не разглашать данные.


Непросто сегодня и арт-директору Олегу Феткулову. Напомним, его супруга Женя погибла в больнице. Двое детей Феткуловых живут у бабушек.


— Родственники Олега Феткулова находятся в постоянном страхе за свою жизнь, — рассказали друзья семьи. — Когда было собрание по поводу денег, мама погибшей Жени испугалась туда идти. Так и сказала: “Наверное, нас не записали в пострадавшие. Да мы и на улицу спокойно выйти не можем, везде с охраной ходим, в квартире установили сигнализацию. А на собрании все родственники погибших соберутся, нас там просто разорвут”.


Как нам стало известно, Феткулову изредка удается выйти на связь с родными.


— У Олега состоялось одно свидание с мамой. Она передала ему продукты. А потом мы узнали, что все сухие продукты — каши, супы — ссыпали в один пакет, а сигареты поломали на 4 части. Сам Олег говорил близким, что не понимает, как выжил в ту ночь. Он находился в самом пекле, на него падал горящий потолок, а его как будто стеклянным колпаком накрыли. Он лишь слегка прожег одежду да подпалил волосы, хотя выбрался из клуба одним из последних — помогал выносить людей.
На своей страничке в социальной сети месяц назад Феткулов оставил запись: “Жаль, что я там не погиб... Я бы с радостью заменил свою жизнь на Ее...”


В парке перед “Хромой лошадью” все без изменений — горы цветов, фотографии, свечки, игрушки.


И на погост, где похоронены жертвы страшного пожара, не зарастает народная тропа. “Еще не было ни одного дня, чтобы кладбище пустовало. Каждый день кто-то приходит, — говорит смотритель. — А три месяца назад я заприметил одного странного парня. Каждое утро он приезжает сюда и кладет по цветочку чуть ли не на каждую могилку… И потом уезжает. Я как-то попытался с ним поговорить, и кто-то из родственников погибших о чем-то его спрашивал. Но он всегда молчит”.


Кто этот человек — загадка. Еще одна загадка самой страшной трагедии прошлого года. Которых, увы, со временем не становится меньше.

Девушки обожали пятничные посиделки в "Хромой лошади"

В огне сгорели две сестры

Жертвами трагедии стали четыре подруги, которые в этот вечер пришли на вечеринку в пермский клуб «Хромая лошадь», - 31-летняя Евгения Югова, ее двоюродная сестра 33-летняя Ольга Баландина, 30-летняя Татьяна Беляева и 38-летняя Галина Хованская.

Я разговаривала с Женечкой буквально в четверг, она мне сказала, что собирается в клуб с девчонками, - рассказывает их подруга Наташа Голицина. - Они вчетвером туда каждую пятницу ходили - дело молодое. И меня приглашали. Но я не смогла, не с кем было оставить маленького ребенка. Кто же знал, что в эту пятницу все обернется таким ужасом. Нам сказали, что Женечка погибла. Ее опознал муж, он ездил в морг. Он в шоке от случившегося, не знает, как жить дальше. Женина двоюродная сестра Оля Баландина не числилась ни среди живых, ни среди мертвых, ее телефон не отвечал на звонки. И только что мне сообщили, что Оля тоже погибла. Ее гражданский муж Олег сейчас уехал в морг. Таня Беляева сейчас в больнице, ей чудом удалось выжить, но у нее обожжено 50 процентов тела. Врачи боятся давать прогнозы - с такими ожогами не выживают... А у нее маленький сынишка - 4-летний Егорка. Неизвестно, что с 38-летней Галей Хованской. Ее мобильный телефон тоже не отвечает… Мы надеемся, что вдруг ее с ними не было... Девчонки такими счастливыми были…
Четыре лучшие подруги были знакомы 10 лет, они работали торговыми представителями.

Женя Югова очень любила

путешествия

Женя вышла замуж год назад, - рассказывает подруга Евгении Наталья Заякина. - Она была такая умничка. И муж так красиво за ней ухаживал. Все девчонки ей завидовали. Сразу после знакомства супруг ей купил машину. Он постоянно возил ее за границу.

Сегодня ночью родные опознали тело четвертой подруги - 38-летней Галины Хованской…

Жена умерла на руках у любимого: муж-диджей пытался спасти супругу-бармена после взрыва в клубе

Муж и жена Иван и Ирина Устиновы оба работали в злосчастном ночном клубе «Хромая лошадь». Он жизнерадостный, подающий надежды молодой диджей, она бармен. После шумной веселой свадьбы не прошло и года…
Когда произошли взрывы и помещение загорелось, 24-летний Иван Устинов бросился искать жену, но толпа, ринувшаяся к выходу, как волна, вынесла его из клуба.

Вместе со всеми я бежал через зал, остановиться было нельзя - была ужасная суматоха, но я надеялся, что любимая успела покинуть зал, - рыдает Иван. - А потом я увидел, как ее на руках выносят из клуба. Я бросился к ней. Я пытался ее откачать прямо на голой земле, но не получилось. Не спас…

Иван Устинов не знает, как жить без его Ириши

В отчаянии Иван делал искусственное дыхание, крича на весь сквер: «Ирина, живи! Ирина, живи!!!» Откачивал ее как мог. Подбежавшие врачи срочно увезли ее на скорой.

Но спасать Ирину было уже поздно.

Врачи сказали, что она мертва, - деревянным голосом говорит Иван. - Я приехал домой и сказал маме Иришки, что ее больше нет.

Но мама не верит, она до последнего продолжает надеяться на чудо: вдруг врачи перепутали, ошиблись.

Я держалась и держусь как могу, - плачет мама Лариса Николаевна. - Моей дочке всего 25 лет. Они с Иваном такая красивая пара. И оба работают в одном клубе. Через месяц у них первый юбилей - год совместной жизни... Иван - он такой талантливый диджей. Он так любит свое дело. У него такая была фонотека! Он собирал ее пять лет. Она сгорела, - словно по инерции, шепчет Лариса Николаевна.

Это руководство клуба убило мою Иришу и сотню посетителей, - темнеет лицом Иван. - Выбегавшие из горящего помещения гости не знали, что был и другой выход - выскочить, разбив окна. Только их не было видно - все они были задрапированы плотными шторами...

Для родных они были единственными…

Пожар в «Хромой лошади» осиротил сотни пермских семей: пенсионеры потеряли единственных детей и внуков, маленькие дети - матерей.
Не находят себе места от постигшего их горя пожилые супруги Мирошниченко: их единственная дочь, тридцатилетняя Ольга, оказалась среди жертв вечеринки в клубе «Хромая Лошадь».

У нас погибла наша девочка - дочь Оленька, она одна у нас была, - плачет обессилевшая от слез мать Галина Николаевна. - Совсем молодая, еще жить и жить. А из-за чьей-то халатности мы ее больше никогда не увидим… В последнее время каждую неделю что-то происходит! Это возмутительно! - кричит пожилая мама. - Господи, зачем она туда пошла? Почему я ее не остановила?..

30-летняя Ирина Лимонова и 29-летняя Анастасия Ивлева дружили с юности, они были лучшими подругами. У обеих сиротами остались маленькие дети.
Когда в самый разгар веселья неожиданно начался пожар, ни Ира, ни Настя не успели выбраться из задымленного помещения. Их тела обнаружили пожарные. К тому моменту обе подруги были мертвы.

У Ирины остался маленький сын, а у Насти - дочка, - рассказали знакомые погибших девушек. - Это настоящий шок для всех нас. До сих пор не верится, что их больше нет…

Одна из подруг Ирины Лимоновой написала в ее форуме на сайте социальной сети: «Иринка, родная моя подруга. Я очень буду по тебе скучать. Ты всегда болтала в шутку, что лучше в танце умереть…». Страшно, но слова оказались пророческими…

Наташа Кононерская в последнее время была особенно весела и счастлива - девушка собиралась замуж.

Наталья была веселым, жизнерадостным человеком, никогда не унывала и любила путешествовать, - плачет подруга Натальи Ольга. - У нее был жених, с которым она собиралась связать судьбу. Было много планов на будущее - Наташа доделывала в квартире ремонт. Не представляю, как ее мама и брат смогут пережить эту трагедию. В клуб она пошла вместе с подругой Ольгой, Оля выжила, она сейчас в больнице.

Татьяна Митракова была единственной радостью и светом в окошке для двух стариков - деда и бабушки.
- У Тани в городе Чердынь остались только дедушка и бабушка, - рассказала Life News знакомая девушки. - Ее мама умерла год назад. Теперь вслед за ней отправилась и Татьяна… Ее тело опознали друзья. Старикам только предстоит узнать о Таниной гибели. Боюсь, им не вынести нового горя…

Ангел спас

Не иначе как ангел-хранитель не дал погибнуть двум именинницам, пришедшим в страшную ночь с 4 на 5 декабря в злополучный пермский клуб «Хромая лошадь» отпраздновать свои дни ангела.

Юля Богданова отмечала свой 27-й день рождения. Жизнерадостная именинница в сопровождении компании друзей и подруг отправилась в любимый клуб, не подозревая, какой трагедией обернется долго предвкушаемая вечеринка...
Когда потолок зала вспыхнул, как спичка, и от стеновых панелей повалил едкий химический дым, бежать к закупоренному толпой выходу Юле было уже поздно. В считаные секунды угар заполнял легкие. Помещение заволокло густым туманом, и с того момента Юля уже ничего не помнит…

Сейчас Юлю на самолете доставили в Москву. В крайне тяжелом состоянии девушку госпитализировали в реанимацию 36-й больницы.

У девушки тяжелейшие ожоги 2-й, 3-й и 4-й степени, - рассказали Life News в больнице. - У нее обожжены 70 процентов тела - лицо, туловище, конечности и верхние дыхательные пути.

21-летняя Яна Щербинина пришла в клуб c мамой, мужем Андреем и родными - в этот день рожденья они хотели быть рядом и веселиться на полную катушку, как в последний раз...

Ведущий пригласил желающих принять участие в конкурсе - охотно откликнулись Яна с мамой. Обаятельные мама с дочкой, жизнерадостно смеявшиеся над шутками ведущего, врезались в память всем гостям.

Этот конкурс стал последним на злосчастной вечеринке. Буквально через несколько минут огонь охватил клуб. Дальше решали секунды - толпа ринувшихся к выходу гостей, как пушинку, вынесла маму на улицу.

Яна! Андрей! - отчаянно кричала, пытаясь пробиться обратно в клуб, уже перекрытый спасателями, убитая горем мама.

Через несколько минут их вынесли из охваченного огнем клуба - обожженных, наглотавшихся едкого дыма, но живых. Молодые супруги были госпитализированы с сильнейшими ожогами.

…Вся Пермь погрузилась в глубокий траур. Прохожие не скрывают слез, на место гибели сотен пермяков. ко входу в ночной клуб «Хромая лошадь», горожане охапками несут живые цветы - снова, опять... точно так же, как год назад, когда на Пермь упал «боинг», погребя под обломками 88 пассажиров и членов экипажа.

Землю около ночного клуба пермяки усыпали живыми гвоздиками

Мы стараемся всячески помочь всем людям, подсказываем, когда, где будут проходить отпевания, уже сейчас панихиды проходят во всех храмах, - рассказал Life News пермский священник - отец Лука. - Завтра, когда станут известны имена всех погибших, мы будем молиться о душах усопших. Прощаться с погибшими будут в пяти храмах Перми…

ПЕРМЬ, 5 дек - РИА Новости, Ирина Куимова. Бывшей сотруднице пермского ночного клуба "Хромая лошадь" 31-летней Ирине Банниковой, которая тяжело пострадала при пожаре 5 декабря 2009 года, в прямом смысле приходится учиться жить заново. По оценкам врачей, у нее не было и половины шанса выжить - мозг девушки был поврежден продуктами горения примерно на треть. Месяцы пребывания в больницах позади, и сейчас для выздоровления Ирины едва ли ни самым важным становится общение - простое и естественное для всех, а для нее совершенно необходимое.

В комнате Ирины, прикованной к инвалидному креслу, по совету медиков постоянно работает телевизор - канал с мультфильмами. На стене висит елочная гирлянда, мелкие разноцветные лампочки которой попеременно вспыхивают. По словам мамы Ирины Тамары Геннадьевны, врачи говорят, что нужно установить еще светомузыкальные украшения - все это дополнительно будет способствовать восстановлению.

Не верим, что причина - пиротехника

По словам матери, Ирина, работая в клубе, не была официально оформлена, хотя все четыре года пыталась этого добиться. Той зимой она была в декретном отпуске после рождения сына Кирилла, которому сейчас 3,5 года. Незадолго до трагедии исполнительный директор заведения Светлана Ефремова попросила Ирину выйти на работу.

В тот день в клубе проходила юбилейная вечеринка.

"В общем-то, она не хотела выходить работать, но пошла. В тот день по просьбе сотрудника клуба бармена Тимура она стояла вместо него за стойкой малого бара - как раз там, где примерно и загорелось. Когда все это случилось, Тимур, который также был там, забегал в клуб обратно. Говорили, что он двоих успел вытащить, а третьего чуть-чуть не дотянул до выхода. Сам Тимур скончался. Я думаю, что он за Иринкой приходил, так как она на его месте была. Думаю, он ее вытащил, хотя наверняка не знаю. Все хочется узнать, как же там все было...", - говорит мама девушки.

В разговорах многие, кого коснулись события 5 декабря 2009 года, говорят о том, что до сих пор, по прошествии вот уже двух лет, не могут понять, как за такой короткий отрезок времени, всего за несколько минут, произошла такая масштабная трагедия? Как огонь и дым настолько стремительно достигли уничтожающей силы и привели к катастрофическим последствиям? Как получилось так, что люди не среагировали вовремя? Успели ли те, кто погиб, понять, что произошло? Мало того, некоторые вообще сомневаются в том, что причина пожара - фейерверк.

В ночь на 5 декабря в клубе устроили пиротехническое шоу, во время которого из трех установок в районе сцены заведения начали бить вверх фейерверки. По данным следствия, пожар произошел из-за применения в пожароопасных условиях пиротехники, а также имевшихся в заведении нарушений правил пожарной безопасности. По заключению взрывотехнической лаборатории ФСБ, признаков совершения теракта обнаружено не было.

"Говорят, пиротехника, а я все равно не верю. Думаю, что теракт, что взорвали, делили территорию, мне так кажется... Вот мы с мамами разговариваем, ни одна из них не верит. Все как один мы говорим, что это теракт был. Не зря же столько народу собралось, и Зак тоже там был", - говорит мама Банниковой.

Бизнесмена Анатолия Зака, одного из обвиняемых по уголовному делу о пожаре, следствие называет совладельцем клуба наряду с Константином Мрыхиным и Александром Титляновым, который также был на юбилейной вечеринке и погиб от травм.

Всего в ту ночь и впоследствии от ожогов и отравлений угарным газом погибли 156 человек, порядка сотни человек получили травмы, в том числе 65 из них - тяжелые. Всего же по уголовному делу, которое рассматривается в суде уже более года, потерпевшими проходят свыше 400 человек, на скамье подсудимых - восемь человек. Среди них - владелец и руководители клуба, организаторы пиротехнического шоу и представители Госпожнадзора.

Кроме того, есть еще одна версия пожара, которой придерживается один из обвиняемых - руководитель "Пиротехнической компании Пиро-Цвет" Сергей Дербенев. Он неоднократно заявлял в суде, что причина пожара - короткое замыкание в сценическом осветительном оборудовании. По его оценке, искры фейерверка не могли пролететь сквозь подвесной потолок и повредить оборудование - известно, что в клубе через несколько минут после начала пожара погас свет. При этом, по данным Дербенева, состояние осветительных приборов не обследовали.

Ненапрасные надежды

После пожара тяжело пострадавших направляли самолетами в Москву, Санкт-Петербург и Челябинск. Ирина попала в НИИ имени Джанелидзе. В Санкт-Петербург мама девушки отправилась вместе с младшей дочерью Мариной, оставив в Перми мужа Ирины и ее сына.

"Ирина в токсикологии лежала, вся была в трубках - голова, нос, рот - подойти было страшно! Врачи сказали сразу, что шансы на жизнь - 50 на 50%. Еще один врач сказал, что далеко не даст и 50-ти... Ожогов на теле у нее практически не было - совсем маленький на руке. Главное - на 30% пострадал мозг, тот его участок, который отвечает за речь, память, движения", - рассказывает Тамара Геннадьевна.

Но семья девушки ни в первые дни после пожара, ни теперь не теряет надежду, что она вновь встанет на ноги, восстановит речь, вновь будет жить полноценной жизнью. Ведь Ирина, говорят ее родные, с детства отличается сильным, боевым характером.

Надежды семьи уже тогда оказались ненапрасными. Довольно быстро в больнице девушка пошла на поправку, вышла из комы. Через две недели после госпитализации сняли трахеостому, она стала дышать сама. Но перед Новым годом - вновь проблема. Как говорит мама Ирины, "проворонили уровень сахара" (у девушки еще до пожара обнаружился сахарный диабет), она опять впала в кому. Это сильно ударило по ее состоянию, ведь до того девушка шла на поправку.

Через какое-то время Ирина вновь вышла из комы, а 28 мая 2010 года ее перевезли в Пермь. Таким образом, девушка провела в Питере почти полгода и стала одной из последних выписанных из больниц пострадавших.

Обещанного полтора года ждали

По словам Тамары Геннадьевны, через полтора года после трагедии состоялась встреча мужа Ирины с губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым, после этого к пострадавшей прикрепили врача, и семья стала получать бесплатные лекарства.

"Губернатор Чиркунов обещал помогать, пока не встанем на ноги. Приезжал тогда в Питер, с матерями разговаривал", - говорит Тамара Геннадьевна.

Полученные семьей после пожара 300 тысяч рублей федеральных средств и 100 тысяч рублей из бюджета края ушли на проживание в Петербурге, питание, одежду для Ирины. Кроме того, ее ребенку в Перми нужно было на что-то жить, мама с младшей дочерью и мужем Ирины постоянно были в разъездах между городами.

Сейчас поддержку семье Банниковой оказывает одна из обвиняемых по делу о пожаре, исполнительный директор клуба Светлана Ефремова.

"После того как мы вернулись из Питера, она предложила встретиться... Мы согласились, мне ведь главное девчонку поднять, что мне там на остальное. Она пришла к нам в больницу, с Ириной пообщалась, ну, так, глазами. Потом она предложила привозить... пищу для Ирины, все равно в больнице питание не самое лучшее, еще помогает вещами", - рассказывает мама Ирины.

Самое ценное - общение

По словам Тамары Геннадьевны, сейчас для ее дочери, пожалуй, самым главным фактором выздоровления становится общение - с семьей, друзьями, одноклассниками.

"Первое время друзья очень часто звонили, буквально каждый день. Потом, когда Ирину перевели в Пермскую краевую клиническую больницу, приходили в больницу подруги, одноклассники. Очень большая поддержка в интернете на ее страничке. Часть друзей продолжили поддерживать отношения, но некоторые вообще не появляются и не спрашивают. Мои одноклассники и однокурсники тоже помогают, где-то финансами, где-то и продуктами, так, ненавязчиво, и морально поддерживают, конечно. Даже больше поддерживают, чем родственники. Но, конечно, хотелось бы, чтобы подруги Иринкины приходили к нам домой, потому что общение ей нужно очень", - говорит мама девушки.

Во время нашего с Тамарой Геннадьевной разговора Ирина пару раз начинала плакать - по словам мамы, она беспокоится из-за присутствия в доме незнакомого. Но когда речь зашла о друзьях, девушка вдруг заулыбалась.

"Ты улыбаешься у меня? Какая молодец, мое солнышко, умничка моя! Вот так, каждой улыбке радуешься, каждому какому-то маленькому проявлению чувств! Как-то вечером на меня долго-долго смотрела, я ее также за руку держала, смотрела и вдруг так - "ма-ма-ма-ма" заговорила. Что со мной было! Смотрю на нее, глаза открыв, а она в ответ как давай улыбаться", - вспоминает мать со слезами на глазах.

По ее словам, сейчас для Ирины нужны постоянные занятия с логопедом. Как выяснилось, специалистов, которые восстанавливали бы речь у взрослых, перенесших тяжелые травмы, еще предстоит искать. Нужны также и постоянные занятия ЛФК, массажи, посещение бассейна. Сейчас Ирина принимает лекарства для восстановления коры головного мозга, а в ближайшее время начнет получать специальные капли, способствующие восстановлению речи.

Пожар в клубе «Хромая лошадь», случившийся в ночь на 5 декабря 2009 года, унес жизни 156 человек. В декабре 2011 года рядом с местом трагедии, в сквере Уральских добровольцев, установили гранитный мемориал. На бежевом граните - все 156 имен, но различить их сложно: буквы начали стираться.

Спустя шесть лет после установки надписи уже еле видны

Совсем не видно, что тут написано. Может, покрасить уже надписи белой краской или черной? Вы напишите, чтобы уже покрасили, - обращается к журналисту родственник погибшей, пришедший к мемориалу в день годовщины трагедии. Сегодня, 5 декабря, здесь собрались друзья, родители, братья и сестры, мужья и жены погибших.

Надежда Григорьевна отговаривала сына ехать в Пермь

Гадельшах Саллахетдинович сегодня оплакивает сына

Пермяк Гадельшах Саллахетдинович похоронил после пожара в «Хромой» своего сына - 28-летнего студента Артура Садикова. У него остался трехмесячный сын Марсель. Артур выбрался из клуба, в тяжелом состоянии его доставили в военно-медицинскую академию в Петербурге. Там он умер. Его сын Марсель сейчас учится во втором классе.

Мать погибшего Артура сегодня пришла почтить память сына

Пошли отмечать сессию: учился сын в политехе на автодорожном факультете, - говорит Гадельшах Саллахетдинович. - В ту ночь он не хотел идти в клуб, утром нужно было на работу. Но уговорили друзья.

Лариса Ващенко с мужем потеряли жизнь после кончины сына

Как и у Гадельшаха, у пермячки Ларисы Ващенко на пожаре погиб единственный сын. У 37-летнего Сергея был свой бизнес, накануне трагедии он женился. Казалось бы, все шло в гору.

Он был очень радостным и позитивным человеком: люди к нему тянулись, он всем помогал, - вспоминает Лариса. - Мы думали, что все проблемы, которые у него могли быть, уже решены. Школу закончил, образование получил, женился наконец. И вот так все оборвалось. В течение восьми лет каждую минуту я думаю - что можно было сделать, чтобы этого не произошло. Мы корим себя бесконечно. Не видим выхода из этой ситуации. Вся жизнь сломалась, один мрак. Мы живем с этим каждую минуту, каждую секунду. Остается только молиться и надеяться, что Бог примет его душу.

Сергей умер в Москве через месяц после пожара. Родители до последнего надеялись, что их сын выживет.

Нам с мужем осталось только одно: приходить сюда и на кладбище, - говорит Лариса. - Мы до последней минутки думали, что есть надежда. Но есть вещи, которые необратимы.

Татьяна выступает за возвращение гражданской панихиды по погибшим

Пермячка Татьяна потеряла на пожаре 25-летнюю дочь Ирину Устинову. Муж погибшей работал диджеем в клубе, а сама Ирина - менеджером. Поженились они незадолго до трагедии.

Мы зимой обычно на кладбище не ездим: в это время усопших лучше не тревожить, - говорит Татьяна.

На траурном мероприятии сегодня также были глава Перми Дмитрий Самойлов и уполномоченный по правам человека Павел Миков. По традиции они возложили цветы и почтили память погибших минутой молчания.

В прошлом году администрация Перми анонсировала традиционную памятную акцию. В итоге оказалось, что чиновники ничего проводить не собираются . Одна из родственников рассказала корреспонденту, что в мэрии ей ответили: «С момента трагедии прошло уже больше пяти лет». Позже в в управлении культуры Перми сайт пояснили, что бюджет культурных мероприятий в городе сокращен и от многого пришлось отказаться, в том числе от траурных акций в память о трагедии в «Хромой лошади». В этом году панихиды тоже не было. Желающих повезли на кладбище, но многие не поехали: считается, что в это время тревожить усопших нельзя.

Напомним, пожар произошёл в ночь с пятницы на субботу во время празднования восьмилетия со дня открытия клуба. В здании собралось около 300 человек, включая персонал. В закрытом помещении запустили мини-фейерверк, искры попали на потолок, загорелся пенопласт. Это произошло примерно в 01:08. Огонь распространялся очень быстро во многом благодаря пенопласту - якобы им звукоизолировали потолок из-за жалоб жителей дома. Быстрому возгоранию способствовала пластиковая отделка стен, а также скопившаяся на потолке пыль. Горящая пластмасса начала выделять высокотоксичный дым. Ведущий шоу-программы, заметив пожар, призвал посетителей покинуть помещение, после чего началась давка. Клуб был переполненным (он был рассчитан всего на 50 посадочных мест), входной проем - узким. Затем в клубе погас свет, началась паника и давка. По рассказам очевидцев, выбежавшие ложились прямо на снег. Те, кто не сильно пострадал, помогали остальным - даже возвращались обратно в клуб за теми, кто не может выйти. Скорая помощь еле справлялась с потоком вызовов: были задействованы все больницы в городе. По распоряжению Минздрава РФ, людей перевозили в больницы Москвы и Санкт-Петербурга. В результате пожара погибли 156 человек.

Пожар уничтожил клуб: интерьер пугает и кажется жутким после этой трагедии

После трагедии был уволен ряд должностных лиц и чиновников пожарного надзора, а правительство Пермского края в полном составе сложило с себя полномочия. Экс-владельца клуба Анатолия Зака приговорили к девяти годам и десяти месяцам лишения свободы. Его срок заключения истечет в 2019 году. Кроме Зака были осуждены исполнительный директор клуба Светлана Ефремова, коммерческий директор «Хромой лошади» Константин Мрыхин, пиротехник Сергей Дербенёв и инспекторы Госпожнадзора Дмитрий Росляков и Наталья Прокопьева. Экс-главу Госпожнадзора Пермского края Владимира Мухутдинова суд освободил от тюремного заключения, назначив штраф.

Первые лица города пришли сегодня по традиции, чтобы вспомнить погибших.

Родственники погибших и пострадавших в пожаре в «Хромой лошади» о выплатах и компенсациях сегодня говорить не хотят.. Напомним, в результате трагедии 404 человека признали потерпевшими. Всего пострадавшие и их представители предъявили иски о возмещении морального и материального вреда на сумму более 4 млрд рублей.

Трагедия всегда будет в сердцах людей

У нас есть собственный канал в Telegram, где мы публикуем главные новости Перми и региона. Хотите первым читать наши материалы? Подписывайтесь: telegram.me/news59ru .

- 05.12.2014

5 декабря 2009 года... В Перми в ночном клубе «Хромая лошадь» отмечали восьмилетие заведения, народу - более 300 человек. В полночь запустили фейерверк, искра попала в потолок (а там слоеный пирог из пыли и декоративных прутьев)...

А бывший уже глава Госпожнадзора Пермского края Владимир Мухутдинов отделался штрафом в 70 тысяч рублей.

С тех пор прошло полтора года, и виновники решили, что им пора на свободу.

В октябре условно-досрочное освобождение пытался получить пиротехник, который организовывал смертельный фейерверк, Сергей Дербенев. Его осудили на пять лет общего режима. Но через год за примерное поведение перевели в колонию-поселение.

Я отбываю наказание за преступление, совершенное по неосторожности. Каким я был раньше человеком, таким я уже и выйду. Исправлять меня, чтобы я не совершал новых преступлений, - это просто смешно, - объяснял суду, рассматривающему УДО, пиротехник, но получил отказ.

Дербенев подал апелляционную жалобу, но накануне ее рассмотрения в суд пришло гневное письмо от потерпевших:

«Человеку, виновному в смерти 156 человек, искалечившему сотни людей, оставившему 110 детей сиротами и полусиротам, надо целыми днями лес валить, а по ночам молиться. Условно-досрочное освобождение Дербенева - это плевок в лица 67 матерей, похоронивших единственных детей, оставшихся без внуков, средств к существованию и смысла жизни».

Жалобу Дербенева оставили без удовлетворения.

Исполнительный директор клуба Светлана Ефремова - она отвечала за персонал, меню, утверждала развлекательную программу - получила четыре года общего режима. Она тоже уже отбывает срок в колонии-поселении. И тоже просилась выйти условно-досрочно.

«Мы считаем, что Ефремова должна понести наказание в полном объеме, согласно приговору суда», - вновь вмешались потерпевшие и выиграли.

Мы жили надеждой, что виновные в гибели наших родных получат заслуженное наказание, но что делают обвиняемые? Пожарный инспектор Наталья Прокопьева (она приходила в клуб с проверкой. - Ред .) еще во время суда родила ребенка и попала под амнистию, по нашей информации она уже дома, - возмущены матери, потерявшие в ночь пожара своих детей. - Хозяин заведения Анатолий Зак бесконечно находится не в колонии, а в больничной палате колонии Соликамска. Это нормально?

Наталью Прокопьеву (суд приговорил ее к четырем годам колонии-поселения) амнистировали прошлой зимой.

У Зака тяжелое заболевание желудочно-кишечного тракта, он нуждается в медицинском наблюдении, поэтому в данный момент находится в тюремной больнице Соликамска, - сообщили нам в ГУФСИН.

Потерпевшие получают жалкие копейки

На суде пострадавшие и родственники погибших заявляли иски о компенсации морального вреда на 2 миллиона, 5, 10, 25...

Суд решил так. Те, у кого на пожаре погиб близкий человек, должны получить по полтора миллиона рублей. Пострадавшим, выжившим в том аду, положено по миллиону рублей.

Эти суммы разделили между всеми обвиняемыми. Только хозяин «Лошади» Зак должен потерпевшим в общей сложности 145 миллионов рублей. В Перми все знают, что Зак - миллионер. Ему принадлежит крупный торговый центр, он сдает площади под кафе, магазинчики, складские помещения… Еще пятикомнатная квартира, коттедж, машины, драгоценности, счета в банках и доли в уставных капиталах.

Но Зак, как только понял, что будет главным обвиняемым, будучи уже в СИЗО быстро оформил развод со своей супругой, с которой до трагедии вполне себе счастливо проживал в Испании.

Имущество, хоть уже и арестованное (для обеспечения исков потерпевших), поделили. Теперь Наталья Зак в судах пытается снять обременение со своей доли. А в это время бывшие партнеры бизнесмена судятся с ним за торговую недвижимость и доли в бизнесе...

И пока не разрешатся все эти тяжбы, приставы не могут реализовывать многое из собственности Зака.

Потерпевшим в этом пироге достались лишь унизительные крохи. Какой месяц приставы шлют отчеты, что продают с молотка нежилые помещения, драгоценности, золотые часы и Mercedes-Benz Зака. Только покупать это добро никто сильно не стремится.

Процесс реализации имущества тянется очень долго, очень сложно найти покупателей, - говорят приставы.

Есть мнение, что цена на имущество несколько завышена, - заметили мы.

Цена определяется заключением независимых экспертов, с которыми у нас есть договор.

Мне предложили забрать машину Зака, но разницу - авто стоит больше, чем он мне должен, - я должна была вернуть, - рассказала одна из потерпевших. - Я подумала и отказалась.

Во время суда развелся с женой и пиротехник Сергей Дербенев. Пиротехническую фирму переписал на родственников, сам - гол как сокол.

Я добровольно отдаю потерпевшим всю свою пенсию, - кичился на суде по УДО Дербенев.

Суммы, которые мы получаем, смешны и унизительны, - горько усмехаются потерпевшие. - За год, как приговор вступил в законную силу, Дербенев выплатил каждому по 433 рубля 91 копейке.

Его сын Игорь Дербенев (он запускал фейерверк) за все время не перечислил и 10 рублей: 99 копеек, 6 рублей 30 рублей...

От Олега Феткулова (он работал арт-директором и придумал устроить в клубе фейерверк) не было ни копейки, от директора «Лошади» Ефремовой - по тысяче рублей, - показывают потерпевшие сберкнижки. - Мы уже не верим, что хоть кто-то из них с нами рассчитается, пусть хоть срок свой полностью отсидят.

В итоге за год на счета потерпевших было перечислено около 5 миллионов рублей. Раздели на всех - получается тысяч по 13 - 15.

Два последних месяца никаких выплат не было вообще.

Как сообщили нам в службе судебных приставов, все производства о взыскании компенсаций переданы для дальнейшего исполнения в Москву, в Управление по исполнению особо важных исполнительных производств ФССП России, поскольку дело имеет социально значимый характер и должно быть на постоянном контроле.

Мы позвонили в Москву, но там нам сказали, что только получили материалы, и пока давать комментарии рано.

«Дочке нужны фрукты и кровать-трансформер»

Ирина Банникова - самая тяжелая пострадавшая в том пожаре. Она живет с мамой и сыном в маленькой «двушке». Ира не может ходить, говорить, держать в руках ложку. Ее маме приходится на руках поднимать дочь, чтобы пересадить в инвалидное кресло, отнести в ванную…

У дочки отросли длинные волосы, каждое утро я делаю ей прическу, а потом мы начинаем зарядку, - рассказывает Тамара Геннадьевна. - Иришка хорошо кушает, каждый день стараюсь покупать фрукты, творожок, мясо.

Женщина скромно молчит, что денег хватает только на самое необходимое. Из доходов - пенсия Ирины по инвалидности и пенсия ее мамы, на двоих - около 23 тысяч рублей. На эти деньги нужно покупать еду, лекарства, средства гигиены, одежду для маленького Кирюшки…

Ирина работала в «Хромой лошади» барменом почти пять лет с перерывом на рождение ребенка. У женщины почти не было ожогов, она надышалась угарным газом, сильно пострадал мозг.

Тамара Геннадьевна бросила работу и все эти пять лет борется за дочку, ни на секунду не сомневаясь, что Ира встанет на ноги.

31 декабря будем отмечать Ирочкин юбилей - 35 лет, я родила ее в 23.45 - новогодняя девочка, - улыбается женщина. - Недавно мы прошли очередной курс лечения в краевой больнице, врачи, увидев нас, просто ахнули: какой у нас прогресс. Очень жаль, что с нами перестала заниматься логопед, ведь Иришка уже начинала говорить: мама, Кир, Мари. Уже год прошел, а в поликлинике только обещают.

Тамара Геннадьевна уже давно мечтает купить дочке специальную кровать-трансформер, но таких денег в семье нет.

Дорогие читатели, если вы хотите помочь этой семье, реквизиты ниже.

Реквизиты счета: доп. офис № 6984/0182

Банк получателя: Западно-Уральский банк Сбербанка России

БИК 045773603

Кор. счет 30101810900000000603

Счет № 40817810949493533771/53

P.S. Помещение, где находился клуб «Хромая лошадь», долго стояло закрытым. Кому только не предлагали его чиновники. Здесь хотели открыть школу спасателей, модный книжный магазин, музей. Никто не согласился.

А на этой неделе появилась информация, что, возможно, там откроется реабилитационный центр.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Полицейский, который спасал людей, получил майора и женился

О поступке пермского полицейского Муссы Ельмурзиева (тогда милиционера) «Комсомолка» уже писала. Он был в ту ночь в клубе и, когда начался пожар, вышел на улицу одним из первых - целый и невредимый. Но сразу бросился обратно в горящий клуб - спасать других.

Мусса увидел на полу девчонку, еще живую. Подполз к ней, схватил за плечи и дотащил до выхода.

Полицейский получил страшные ожоги - 45%, очнулся уже в самолете: его транспортировали в Москву.

У Муссы сильно обгорели руки, спина, нога, лицо. Он провел на больничной койке несколько месяцев. А за стенкой, в соседней палате реанимации, лежала спасенная им девушка, Надя Балашова.

- Общаешься с Надеждой?

Конечно, мы созваниваемся, у нее все хорошо! А я ни на минуту не сомневался, что все так и будет. Надежда очень сильная девушка.

- Как твое здоровье?

Со мной все в порядке, в последний раз я был в больнице в 2011 году, в институте Вишневского мне сделали операцию - убрали спайки на руках.

33-летний Мусса - уже майор полиции. Два с половиной года он находится в служебной командировке в Ингушетии.

В апреле должен вернуться в Пермь. И не один - три месяца назад я женился на прекрасной девушке, ее зовут Тамара. Мы мечтаем о детях, хотим большую семью.

ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

27-летняя Ирина Пекарская до сих пор прикована к постели

Еще одна очень тяжело пострадавшая - 27-летняя Ирина Пекарская. Как и Ирина Банникова, она почти не получила ожогов. Но отравление угарным газом едва не убило ее мозг.

В ночь пожара она была в «Лошади» со своим супругом. Мужчина вышел на улицу покурить. Когда понял, что в клубе пожар, пошел за женой, вдохнул едкий дым и начал терять сознание. Кто-то схватил Сергея за руки и вытащил на улицу.

«Она кричит так, что кровь стынет»

Несколько месяцев Ирина находилась на лечении в Москве, потом в Питере, а потом ее супруг нашел спонсоров, которые помогли отправить девушку на лечение в Германию, где она провела больше года, пока не кончились деньги.

Она стала реагировать на музыку, фильмы, начала узнавать близких.

В Пермь Иру привезли три года назад, с тех пор она находится в краевой больнице.

Я проходил в неврологии курс лечения, лежал в соседней палате и чуть с ума не сошел за эти 10 дней, - позвонил на днях знакомый. - Бедная девушка. Она кричит так, что кровь в жилах стынет...

Мы поехали навестить Иру.

В палате отвратительный запах, пахнет затхлостью, немытым телом. В последний раз мы видели женщину года два назад. Тогда ее состояние было гораздо лучше: лежа в кровати, она занималась на тренажере, улыбалась, даже, казалось, все понимала...

Сейчас Ира лежит в кровати в той позе, в какой ее положили. Ни перевернуться, ни привстать не может. Она очень худая, не надо быть медиком, чтобы понять, что недостаток веса - критический.

Руки и ноги скрючены - так бывает, если их не разрабатывать. Рот открыт - нижняя челюсть впала. Пролежни - на руках, ногах.

Почему несчастная женщина в таком состоянии?

«Сменилось сто сиделок»

По требованию краевого минздрава в нашем отделении для Ирины Пекарской выделена отдельная палата, - рассказывает заведующий неврологическим отделением Александр Желнин . - Из бюджета нам перечисляют средства на ее питание, лечение, уход. Однако гражданский супруг пострадавшей принял на себя обязательства сам нанимать сиделок для Ирины и оплачивать часть их заработка (часть - из бюджета). За эти три года сменилось человек сто. В основном жалуются на то, что им не платят.

Сиделки уходят, и Ирина, объясняет Александр Васильевич, остается без ухода.

Мы все равно не понимаем. Она же в больнице! Скрюченные кисти и ступни! Пролежни!

Больная находится в вегетативном состоянии, в малом сознании, - продолжает завотделением. - Она дико кричит, пугая других пациентов, - это реакция на боль, на дискомфорт. Медсестры отделения, бросая дела, бегут к ней, успокаивают, вводят препараты, переодевают, по сути выполняют бесплатно чужую работу.

- Есть ли хоть минимальные шансы на выздоровление?

Раны могут зажить за недели, месяцы. Когда травмирован мозг, все намного сложнее. Это уникальный человеческий орган. Он может начать восстанавливаться даже в самом тяжелом случае, но процесс этот очень и очень долгий.

- Что же делать с Ириной?

Главный врач нашей больницы обратился в министерство социального развития с вопросом о том, чтобы перевести Пекарскую в психоневрологический интернат. Нас поддержала и прокуратура (она проводила проверку. - Ред .), которая пришла к выводу, что Ирина должна находиться в центре, где оказывают реабилитацию. Но чиновники прислали ответ, что готовы рассмотреть вопрос о переводе пациентки, но лишь с согласия ее законного опекуна.

Мне предлагали психоневрологический диспансер. Я против, Ирине лучше здесь, в отдельной палате, в условиях стационара, - говорит Сергей, гражданский супруг Ирины.

Он, по его словам, сейчас хватается за любую работу, чтобы покупать жене лекарства и оплачивать сиделок.

Дети - 5-летний Артур и 7-летний Саша - уже год живут в Березниках, с мамой Ирины.

Сашка в первый класс здесь пошел, учительница его хвалит, - рассказывает 65-летняя Нина Васильевна. - Я справляюсь, но мне тяжело, я же инсульт перенесла, хожу только по квартире - инвалид 1-й группы. Ладно хоть пенсию хорошую платят - 18 тысяч. Отец их помогает по-возможности. Расходов много. Саше на питание в столовой - 400 рублей в неделю. То перчатка порвется, то ручку потеряет, сейчас на Новый год сдали деньги. На себя уж рукой махнула, халат не на что купить. Уж лучше мальчишкам мандаринов - они их очень любят.

- К Ирине не ездите?

Куда же мне ехать, только плачу да молюсь. Позвоню в больницу, спрошу, как дела, и все.

"КОГДА СЫН НАДЕВАЕТ ПАПИНУ КРАСНУЮ КЕПКУ, Я ВЗДРАГИВАЮ: ОН ЕГО КОПИЯ"

Иногда я вспоминаю тот вечер: повертела в руках телефон, хотела позвонить мужу, но посмотрела на часы: 12-й час ночи, скоро придет, - говорит Настя. - Если бы позвонила, сказала, что жду его, возможно, он бы успел уйти из клуба до пожара. Или бы я решила поехать к нему...

34-летний Андрей Попов был в клубе вместе с братом Александром и двумя друзьями. Погибли все...

Я не знаю, почему никому из них не удалось спастись, я больше не могу об этом думать, - говорит Анастасия. После смерти мужа она осталась одна с двумя детьми - 7-летней Дашей и годовалым Захаром.

Признается, одной, без Андрея, без его поддержки, жить тяжело и, что гораздо хуже, тоскливо.

Мы познакомились на празднике 9 Мая, мне тогда только исполнилось 18, - вспоминает Настя. - Андрей был очень романтичным, красиво ухаживал. Через три года поженились, у нас была идеальная семья. За все годы мы ни разу даже не поругались. У нас прекрасные дети - красивые, здоровые, дай Бог, будут счастливыми. Я очень благодарна Андрею за них...

Дети для Насти - их интересы, заботы, проблемы - на первом плане.

Я работаю водителем у детей, - улыбается молодая мама. - У Захара - пение, плаванье, карате, воскресная школа, у Даши - танцы, уроки. Конечно, мне очень помогает мама, родители Андрея, но все равно - теперь мне приходится рассчитывать только на себя, самой решать все проблемы. И дело даже не в финансах, элементарно - гвоздь прибить или лампочку скрутить - некому.

- На что же вы живете?

На пенсию, которую получаем по потере кормильца: 6136 рублей на каждого. От осужденных за все время пришло в общей сложности тысяч 13.

- Дети помнят отца?

Дашка, конечно, помнит, но я стараюсь поменьше о нем с ней разговаривать. Она все держит в себе, не всегда поймешь, что у нее в душе. Захару сказали, что папа спасал других людей, но сам погиб. Андрей очень любил гонки, постоянно носил красную кепку с надписью Ferrary. И Захар ее любит, как оденет - у меня сердце вздрагивает, просто копия. Говорит мне: "Вырасту, буду как папа строителем, и построю тебе дачу".

Настя, ты такая молодая, такая красивая... Как бы сказали наши мамы: свою-то жизнь тоже надо устраивать.

Я понимаю, что жить только интересами детей - это не совсем правильно, но по-другому я пока не могу. Может быть, со временем...

"СМОТРЮ НА ВНУЧЕК - КАК БУДТО ДЕТИ МОИ СИДЯТ"

В той трагедии Наталья Заморина потеряла дочь, сына и сноху. Максим Заморин, его жена Маргарита и сестра Елена отмечали в "Лошади" день рождения друга.

Максим погиб в клубе сразу, Риту долго не могли найти, была даже надежда, что ее отправили в Москву на лечение как неопознанную.

Чуда, к сожалению, не случилось - Маргариту опознали по ее милицейскому жетону (женщина работала старшим инспектором в кадрах)...

На службе Маргарита и встретила своего будущего мужа. Он видный парень, окончил Высшую школу милиции. Она умница, красавица. Чувства вспыхнули мгновенно.

У Риты и Максима остались двое детей. Рише сейчас 14, Георгию - 7, они живут с бабушкой, мамой Маргариты.

Сестра Максима Елена умерла от страшных ожогов в Москве. Она тоже работала в полиции, но потом перешла на службу в ГУФСИН - в женскую колонию. У нее тоже осталась дочка, Кристина - ровесница Ришы. Первое время она жила с Натальей Гавриловной, а потом переехала к отцу.

Девчонки учатся в параллельных классах и дружат.

А я осталась с Варей, это кошка, Лена принесла ее недели за две до трагедии, - говорит Наталья Заморина. - Пять лет прошло, но боли в груди не стало меньше. Иногда закрутишься по хозяйству - вроде забудешься ненадолго, но потом снова - воспоминания, слезы... Риту я как родную дочь любила. Они там, на небесах, очень помогают мне. Чувствуют, когда плохо, и посылают своих детей. Обязательно в этот момент кто-то из внуков позвонит или забежит. Риша очень похожа на отца, а Кристина - на маму. Иногда смотрю на них - словно это не внучки мои сидят, а дети - Макс и Лена.